Леонид Орлан (leonid_orlan) wrote,
Леонид Орлан
leonid_orlan

Category:

Три внуренних Я, которые создают наш мир. ч1

Предлагаю ознакомится с элементами трансактного анализа, разработанного американским психотерапевтом Эриком Берном. Неслучайно работам Берна уделяется сейчас много внимания. Многие положения современной детской психологии в области воспитания детей могут быть реализованы с опорой на идеи Берна.
Рассмотрим эти идеи как инструмент разработки и практического воплощения "Психологии воспитания", смысловой центр которой - не столько коррекция, сколько развитие личности.
Трансактный анализ (ТА) выбран нами по следующим причинам:
1. Это направление предлагает стройную и легко усваиваемую модель межличностного взаимодействия, основанную на простой (но не упрощенной) модели личностной структуры.
2. ТА реализует принцип дозированной сложности: модель работает уже при самом элементарном знакомстве с теорией; практическое использование ТА сопровождается углубленным освоением теории, открывающим новые возможности ее применения.
3. Особенностями ТА являются его широкоохватность и гибкость, возможность приложения к таким различным областям работы с людьми, как пастырская деятельность и менеджмент. В отличие от многих других теоретических моделей, ТА дает возможность любому практикующему специалисту выработать индивидуальную систему, подходящую под специфические требования его области. Такое приложение к области дошкольного воспитания и предлагается.
4. Наконец, немаловажен тот факт, что блестящие тексты Э. Берна (а также некоторых его последователей) уже получили широкое распространение в нашей стране, что облегчает задачу усвоения этой теории и внедрения ее в практику воспитания.


КРАТКИЙ ОБЗОР ТЕОРИИ ТРАНСАКТНОГО АНАЛИЗА.
А богат выработанными в его рамках теоретическими концепциями. Наиболее важными для подготовки педагогов нам представляются следующие: структурный анализ (анализ личности с позиций трех эго-состояний), собственно трансактный анализ (анализ межличностного взаимодействия), анализ родительского программирования (предписания, директивы и детские решения) и проявление раннего программирования в жизнедеятельности человека (жизненные позиции, рэкет, игры).

СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ.
Теория эго-состояний Э. Берна основана на трех элементарных положениях.
- Каждый человек был когда-то ребенком.
- Каждый человек имел родителей или заменивших их воспитывающих взрослых.
- Каждый человек со здоровым мозгом способен адекватно оценивать окружающую реальность.
Из этих положений вытекает представление о личности человека, содержащей три компонента, три особые функциональные структуры - эго-состояния: Ребенок, Родитель и Взрослый.
В ТА принято эго-состояния обозначать прописными буквами, отличая их от реальных людей: взрослых, родителей и детей.


Эго-состояние Ребенок - это сохраненные (зафиксированные) переживания прошлого, в основном детства (отсюда название "Ребенок"). Термин "фиксация" имеет в ТА более широкое значение, чем в психоанализе: это не только, вернее, не столько защитный механизм, сколько механизм запечатления состояния человека, сопряженного с сильными аффективными переживаниями, запечатление состояния человека в особо значимой для него ситуации.

Итак, Ребенок - это чувства, поведение и мысли человека, которые были у него прежде, в детстве. Это эго-состояние характеризуется интенсивными эмоциями, причем как свободно выраженными, так и сдерживаемыми, переживаемыми внутри. Поэтому мы говорим о двух типах эго-состояния Ребенок - Естественном, или Свободном, Ребенке и Адаптированном Ребенке.

Естественный Ребенок - это состояние спонтанное, творческое, игривое, независимое и самопотворствующее. Для него характерны естественный выход энергии, естественность самовыражения, непосредственность побуждений, импульсивность, поиск приключений, острых переживаний, риска. Особая характеристика этой формы Ребенка - интуиция и искусство манипулирования другими людьми. Иногда эту форму поведения выделяют в особое образование, называемое Маленьким Профессором.

Воздействие воспитывающих взрослых, ограничивающих самовыражение ребенка, вводящих поведение ребенка в рамки социальных требований, формирует Адаптированного Ребенка. Такого рода адаптация может привести к потере способности к внутренне достоверным чувствам, проявлениям любознательности, способности испытывать и вызывать любовь, к замене собственных чувств и мыслей человека на ожидаемые от него чувства и мысли. Это может быть полное принятие родительских предписаний и реализация предписанного поведения и предписанных чувств (Подчиняющийся, Уступающий Ребенок).

Такая форма поведения связана со стремлением умиротворить и угодить другим и чувствами страха, вины и стыда. Это может быть и уход в себя, отчуждение (Уклоняющийся, Отчуждающийся Ребенок). Такая форма поведения связана с состоянием застенчивости - стремлением отгородиться от других людей, выставить перед другими заслон, фасад; это чувство обиды и досады.

Наконец, это может быть бунт, открытое противостояние родительским предписаниям (Бунтующий Ребенок). Такая форма поведения выражается в негативизме, неприятии любых правил и норм, чувстве гнева и возмущения. Во всех своих вариантах Адаптированный Ребенок функционирует в ответ на воздействие внутреннего Родителя. Рамки, вносимые Родителем, навязаны, далеко не всегда рациональны и нередко мешают нормальному функционированию.

Эго-состояние Родитель - сохраненные внутри нас, внутри нашей психики значимые другие люди. Наиболее значимы для большинства людей родители, отсюда название этого эго-состояния. Причем эго-состояние Родитель "содержит" не просто воспоминания, образы значимых других, это как бы вложенные в нас другие люди со своим голосом, обликом, поведением, характерными жестами и словами, как они воспринимались тогда, в детстве.

Для объяснения механизма формирования этого эго-состояния используется психоаналитический термин "интроекция", опять же понимая его шире - не только как защитное включение в свою структуру личности другого, но и как нормальный процесс формирования личности во взаимодействии со значимыми другими. Более полное понимание этого процесса дает концепция персонализации.

Эго-состояние Родитель - это наши убеждения, верования и предрассудки, ценности и установки, многие из которых мы воспринимаем как свои собственные, принятые нами самими, тогда как на самом деле они "внесены" извне посредством включения внутрь значимых для нас людей. Поэтому Родитель - наш внутренний комментатор, редактор и оценщик.

Точно так же, как фиксируются разные состояния в Ребенке, в эго-состояние Родитель значимые для нас люди "вкладываются" в различном состоянии. Воспитывающие взрослые проявляют по отношению к ребенку две основные формы поведения: жесткие указания, запреты и т. д.; проявление заботы, доброты, покровительства, воспитание по типу рекомендаций.

Первое формирует Контролирующего Родителя, второе - Заботящегося Родителя.

Контролирующий Родитель характеризуется низкой эмпатией, неспособностью сочувствовать, сопереживать другому, догматичностью, нетерпимостью и критичностью. Человек, проявляющий эту форму поведения, видит причину неудач исключительно вне себя, перекладывает ответственность на других, но одновременно требует следования жестким нормам и от самого себя (направляет собственного Адаптированного Ребенка).

Заботящийся Родитель защищает, заботится и беспокоится о других, поддерживает и успокаивает окружающих ("Не надо волноваться"), утешает и ободряет их. Но в обеих этих формах Родитель предполагает позицию сверху: и Контролирующий, и Заботящийся Родитель требуют от другого быть Ребенком.

Наконец, третье эго-состояние - Взрослый - отвечает за рациональное восприятие жизни, объективную оценку реальности, что характеризует взрослого человека; отсюда название этого эго-состояния. Взрослый принимает решения с опорой на мыслительную деятельность и используя прошлый опыт, исходя из конкретной ситуации в данный момент, "здесь" и "теперь".

Это эго-состояние воплощает объективность, организацию, приведение всего в систему, достоверность, опору на факты. Взрослый действует наподобие компьютера, исследуя и оценивая имеющиеся вероятности и альтернативы, и принимает осознанное рациональное решение, целесообразное в настоящее время, в данной ситуации.

В этом отличие Взрослого от Родителя и Ребенка, обращенных в прошлое, воспроизводящих ситуацию, которая переживалась особенно ярко (Ребенок), или фигуру воспитывающего взрослого (Родитель).

воспитание, общение, дошкольник,  трансактный анализЕще одна функция эго-состояния Взрослый - проверка заложенного в Родителе и Ребенке, сопоставление этого с фактами (проверка реальностью). Эго-состояние Взрослый называют менеджером личности.

Функциональная структура личности в ТА отражена на диаграмме (рис. 1).

Контролирующий Родитель (КР)
Заботящийся Родитель (ЗР)
Взрослый (В)
Свободный (Естественный) Ребенок СД (ЕД)
Адаптированный Ребенок (АД)
Рис.1. Функциональная диаграмма личности

Для представления функциональной структуры личности используют эгограммы, в которых отражается развитость ("энергетическая наполненность") той или иной формы эго-состояний. Приведем пример эгограммы (рис. 2). Для построения эгограмм мы используем адаптированный и модифицированный нами опросник Д. Джонгвард.
воспитание, общение, дошкольник,  трансактный анализ
Рис.2. Пример эгограммы (КР - Контролирующий Родитель; ЗР - Заботящийся Родитель; В - Взрослый; ЕД - Естественный Ребенок; МП - Маленький Профессор; АД - Адаптированный Ребенок)

Следующими важнейшими понятиями ТА являются актуализация эго-состояний и переключение: в каждый конкретный момент человек может быть либо Родителем, либо Взрослым, либо Ребенком. У него актуализировано то или иное состояние, и он может переключаться, переходить из одного эго-состояния в другое при изменении ситуации.

При этом надо отметить, что, хотя обычно актуализировано то или иное конкретное эго-состояние, в построении поведения человека чаще всего принимают участие одновременно разные эго-состояния. Это ярко демонстрирует афоризм "Если нельзя, но очень хочется, то немножко можно". При конфликте Родителя ("Нельзя") и Ребенка ("Очень хочется") Взрослый находит компромисс ("Немножко можно").

Актуализация каждого эго-состояния сопровождается характерными вербальными и невербальными проявлениями, и уже с самого раннего возраста человек знакомится с соответствующими поведенческими проявлениями, так что освоение теоретической модели ТА структурирует и операционализирует индивидуальный опыт субъекта.

ТРАНСАКТНЫЙ АНАЛИЗ (В УЗКОМ СМЫСЛЕ).
В ТА основой любых отношений между людьми считается признание (recognition), понимаемое очень широко: от простого подтверждения, что присутствие другого человека замечено, до проявлений любви. Для обозначения признания другого человека используется термин "прикосновение" (stroking).

В этот термин Э. Берн включает как физическое прикосновение, так и символический его аналог - приветствие, проявление внимания к другому, что составляет основу межличностного контакта. Преобладающая форма контакта при взаимодействии воспитывающего взрослого с ребенком маленького возраста - физическое прикосновение, ласка (одно из значений слова stroking - поглаживание).

Как известно, недостаток такого контакта ребенка со взрослым вызывает необратимую деградацию и смерть (явление госпитализации). Специалисты в области ТА придумали такую поговорку: "Если к младенцу не прикасаются, его спинной мозг ссыхается". Более слабые степени лишения прикосновений в раннем детстве имеют своим результатом личностные проблемы у выросшего ребенка.

Заметим, что прикосновение может быть с различным знаком - "поглаживание" и "пинок", но и то и другое означают признание существования другого человека и менее опасно, чем игнорирование. По мере взросления ребенок учится воспринимать символические формы прикосновений, означающих его признание. А у взрослых людей такой обмен прикосновениями является основой межличностного взаимодействия.

Рассматривая процесс общения, ТА выделяет в нем элементарные единицы межличностного взаимодействия, получившие название трансакции (термин, давший название этому направлению психологии).

Под трансакцией понимается обмен прикосновениями между эго-состояниями общающихся людей - соприкосновение (контакт) их эго-состояний. Это взаимный процесс (посыл - реакция), поэтому его в определенном смысле можно назвать сделкой.

В ТА существует несколько критериев, согласно которым выделяют типы трансакций. Первый критерий - дополнительность перекрестность. Дополнительной трансакцией называют такое взаимодействие, когда за прикосновением первого вступающего в общение человека (посылом) следует соответствующая ему реакциям второго человека - ответ исходит от того же эго-состояния, в котором был направлен посыл.

воспитание, общение, дошкольник,  трансактный анализПримеры (рис. 3):
- Не скажете, который час?
- 12 часов 32 минуты.

Здесь (рис. 3, а) на информационный запрос эго-состояния Взрослый следует ответ Взрослого собеседника. Это соприкосновение эго-состояний Взрослый.

Рис.3. Дополнительные трансакции
воспитание, общение, дошкольник,  трансактный анализ

Другой вариант дополнительной трансакции (рис. 3,6):
Ребенок: Нина Петровна, можно я возьму карандаш?
Воспитатель: Бери, Мишенька.
Это контакт "Ребенок - Родитель".

Обратный случай (рис. 3, в):
Воспитатель: Как ты посмел взять это без спроса?
Ребенок: Я больше не буду...

Последние два примера отличаются от первого еще по одному критерию: одноуровневость/равноуровневость. Именно одноуровневые трансакции (т е. взаимодействия "Взрослый - Взрослый", "Ребенок - Ребенок", "Родитель - Родитель") можно назвать в полном смысле слова партнерскими, когда взаимодействующие люди занимают в общении психологически равные позиции.

Во взаимодействии воспитывающего взрослого и ребенка, естественно, преобладают разноуровневые трансакции, хотя возможны и одноуровневые: совместная деятельность, сотворчество, игра, телесный контакт. Излишне доказывать важность одноуровневых трансакций для развития личности ребенка: именно в таком общении ребенка со взрослым формируется чувство личной значимости, ответственности, самостоятельности.

Другой важный трансактный аспект педагогического общения - необходимость ограничивать канал общения "Родитель - Ребенок", заменяя его на "Взрослый - Ребенок", в котором воспитатель ориентируется на личность ребенка. Такая позиция воспитателя может быть описана правилом трех П: воспитывающий взрослый строит свое общение с ребенком на основе понимания, принятия и признания.

Понимание означает умение видеть ребенка "изнутри", умение взглянуть на мир одновременно с двух точек зрения: своей собственной и ребенка, "чтение мотивов ребенка". X. Дж. Джайнотт описывает такую ситуацию общения воспитателя с ребенком, впервые пришедшим в детский сад. Увидев висевшие на стене детские рисунки, мальчик сказал: "Фу, какие некрасивые картинки!" Вместо ожидаемого в такой ситуации выговора воспитательница сказала: "В нашем детском саду можно рисовать и такие картинки". Здесь мы сталкиваемся со своеобразным "безадресным" посылом ребенка, который может направляться к любому из трех эго-состояний. Часто твоспитание, общение, дошкольник,  трансактный анализакие безадресные посылы являются своего рода прощупыванием другого человека и характерны для стадии установления контакта (рис. 4).


Рис.4. Реакция на безадресный посыл (Ребенок и Воспитатель)

Воспитательница поняла, что ребенок хочет узнать, станут ли его бранить, если он будет рисовать плохо (последует ли Родительская реакция), и дала ответ "Взрослый - Ребенок". Ребенок на следующий день с удовольствием пришел в детский сад: была создана благоприятная основа контакта.

X. Дж. Джайнотт пишет о необходимости особого "кода" общения, позволяющего понимать тайные чаяния детей и ориентироваться на них в своих суждениях и оценках. ТА дает воспитателю возможность освоения такого "кода".

Принятие означает безусловное положительное отношение к ребенку, его индивидуальности независимо от того, радует он взрослых в данный момент или нет - то, что в ТА называют безусловным прикосновением. Это означает: "Я отношусь к тебе хорошо, независимо от того, справился ли ты с этим заданием или нет!" Взрослые часто ограничиваются лишь условными прикосновениями, строя свои отношения с ребенком по принципу "если... то!.."

Американский психолог X. Дж. Джайнотт в отношениях с детьми отмечает необходимость устранить его из воспитания. У ребенка должно быть чувство, что его принимают и любят независимо от того, высоких или низких показателей он достиг. Таким отношением взрослый признает и утверждает уникальность ребенка, видит и развивает в нем личность: только идя "от ребенка", можно разглядеть заложенный в нем потенциал развития, то своеобразие и ту непохожесть, которые присущи подлинной личности, а не безликому индивиду, запрограммированному родителями еще до его рождения и воспитателем - еще до того, как он переступил порог детского сада.

Признание - это, прежде всего, право ребенка решать те или иные проблемы по существу, это право быть Взрослым. Ребенку часто нельзя обеспечить полного равенства прав, например, если речь идет о его здоровье, однако "совещательный голос" ребенок должен иметь. Кроме того, многие бытовые ситуации должны допускать для ребенка возможность выбора.

X. Дж. Джайнотт советует: вместо высказываний вроде "Вот, бери..." или "Ешь это..." сталкивать ребенка с альтернативой: "Какую вещь тебе дать - ту или эту?", "Что ты будешь есть - омлет или яичницу?", т. е. стимулировать его Взрослого. У ребенка должно быть ощущение, что именно он выбирает. Таким образом, включение канала "Взрослый - Ребенок" в систему взаимодействия воспитывающего взрослого с ребенком является условием развития Взрослого в ребенке.

Противоположностью дополнительным трансакциям, поддерживающим контакт, являются перекрестные трансакции. При таком взаимодействии векторы посыла и реакции не параллельны, а пересекаются. В большинстве случаев такие трансакции ведут к конфликту, к прерыванию контакта. Примеры перекрестных трансакций:
- Который час?
- Разуй глаза - вон часы!

Здесь в ответ на посыл "Взрослый - Взрослый" следует Родительский выговор (рис. 5, а).
воспитание, общение, дошкольник,  трансактный анализ

Рис.5. Перекрестные трансакции

Примером такого рода классической перекрестной трансакции (рис. 5, а) может служить следующая ситуация: воспитатель рассказывает что-то детям, а ребенок в ответ делится чем-то, что он слышал раньше и что противоречит словам воспитателя. Ответ воспитателя: "Как ты смеешь мне возражать!"

Такого рода перекрестные реакции воспитывающего взрослого могут надолго затормозить развитие Взрослого у ребенка.

Тем не менее, иногда определенные перекрестные реакции оправданы и даже единственно возможны. Представьте такую ситуацию. Таня, девочка "негладкая", ведет себя шумно, ничем не занимается. Пожилая, авторитарного типа воспитательница говорит ей: "Когда же ты чем-нибудь займешься?" Таня обращается к подруге и громко, чтобы слышала воспитательница, говорит: "Как же мне надоела эта старая ведьма!" Следует реакция воспитателя: "А как же ты, молодая, мне надоела!" Две минуты воспитатель и девочка молча смотрят друг на друга, а затем принимаются за свои дела.

Когда за Таней приходят родители, она осторожно говорит: "До свидания?!" Воспитатель отвечает: "До свидания, Танечка". Здесь девочка столкнулась с неожиданным Родительским ответом, в котором воспитательница интуитивно воспроизвела механизм порождения импульса, исходящего от Бунтующего Ребенка (рис. 5, б): по существу, как это ни парадоксально, такая реакция является признанием личности ребенка, и это - возможная отправная точка для установления контакта с ребенком.

Еще один пример такого рода перекрестной трансакции: воспитательница старшей группы, которая часто сюсюкает с детьми, обращается к развитой девочке, воспитанной в театральной среде: "Иди сюда, маленькая, я тебя одену..." Одетый ребенок идет к двери, поворачивается и говорит: "Благодарю вас от всего сердца, в жизни вам этого не забуду".

Последний критерий, на основе которого классифицируются трансакции, - наличие скрытого (психологического) смысла. Соответственно этому критерию выделяют простые и двойные (скрытые) трансакции.

Скрытая трансакция имеет как открытый уровень взаимодействия (социальный уровень), так и скрытый (психологический). Классический пример скрытой трансакции: муж на пыльном столе пишет пальцем "Я тебя люблю". Открытый уровень - обращение от Ребенка мужа к Ребенку жены, скрытый - Родительский укор за непорядок (рис. 6).

Возможные реакции жены: 1) "Как это мило с твоей стороны" (дополнительная реакция на открытый уровень); 2) уборка (дополнительная реакция на скрытый уровень); 3) "Вечно ты меня упрекаешь" (перекрестная реакция на скрытый уровень); 4) убрать все, оставив пыльное пятно, на котором написать: "И я тебя люблю" (дополнительная реакция на оба уровня 1+2).
воспитание, общение, дошкольник,  трансактный анализ
Рис.6. Скрытая трансакция

Скрытые трансакции образуют тип взаимодействия между людьми, называемый в ТА играми. (Термин "игра" здесь и далее мы заключаем в кавычки, отличая от игры в общепринятом значении.)
Далее мы остановимся на нем подробнее.

РОДИТЕЛЬСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ.
Раздел ТА, анализирующий родительское программирование, в классической берновской версии носит название сценарный анализ. Э. Берн и ряд его последователей разработали довольно сложную и громоздкую систему анализа жизненных сценариев, закладываемых в детстве, по которым человек строит свою жизнь и общение с окружающими его людьми.

Позднее психологом Р. Гоулдингом была предложена более простая и конструктивная система анализа родительского программирования, принятая сейчас большинством специалистов ТА. Основополагающим в концепции родительского программирования является следующее: сообщения, посылаемые родителями и другими воспитывающими взрослыми (родительские указания), могут приводить к кардинальным поворотам в жизни ребенка и часто являются причиной многих жизненных проблем для подрастающего ребенка.

Выделяют два основных типа родительских указаний: предписания и директивы.

Предписания - сообщения от эго-состояния Ребенок родителей, отражающие определенные проблемы родителей: тревогу, злость, тайные желания. В глазах ребенка такие сообщения выглядят иррациональными, родители же, напротив, считают свое поведение нормальным, рациональным. Выделено десять основных предписаний:

1. Не (общий запрет).
2. Не существуй.
3. Не будь близким.
4. Не будь значимым.
5. Не будь ребенком.
6. Не взрослей.
7. Не имей успеха.
8. Не будь самим собой.
9. Не будь здоровым. Не будь в здравом уме.
10. Не соответствуй.

В качестве примера разберем предписание общий запрет - Не. Такого рода предписание дается родителями, испытывающими страх, постоянную тревогу за ребенка. Родители запрещают ему делать многие нормальные вещи: "Не ходи вблизи лестницы", "Не прикасайся к этим предметам", "Не лазай по деревьям" и т. д.

Иногда таким сверх-опекающим становится родитель, ребенок которого был нежеланным. Сознавая это, чувствуя свою вину и пугаясь собственных мыслей, родитель начинает вести себя по отношению к ребенку сверхпокровительственно. Другая возможная причина этого - смерть старшего ребенка в семье. Еще один вариант, когда дается такое предписание, - моделирование сверхосторожного поведения. Такая ситуация может быть в семье, где отец - алкоголик: мать боится любого действия, так как это может вызвать взрыв со стороны отца, и передает такое поведение ребенку.

В результате ребенок убежден, что все, что он делает, неправильно, опасно; он не знает, что ему делать, и вынужден искать кого-то, кто подсказал бы ему. Став взрослым, такой человек испытывает проблемы с принятием решений.

Второй тип родительских указаний - директивы. Это сообщение от эго-состояния Родитель. Выделено шесть основных директив:

1. Будь сильным.
2. Будь совершенством.
3. Старайся.
4. Торопись.
5. Угождай другим.
6. Будь начеку.

Разберем в качестве примера директиву "Будь совершенством". Такая директива дается в семьях, где замечают все ошибки. От ребенка требуется, чтобы он был идеален во всем, за что берется. У него просто нет права на ошибку, поэтому, вырастая, ребенок не выносит ощущения поражения. Таким людям тяжело признать за собой право быть простым человеком. Его родители всегда правы, они не признают свои ошибки - это тип постоянно Контролирующего Родителя, требующего совершенства как от самого себя, так и от других (правда, для оценки своих действий они нередко используют розовые очки, а для оценки действий других - черные).

Особенностью директив является то, что для них невозможно оценить, угодил ли ты в полной мере, достаточно ли стараешься... Эти указания явны, даются вербально и не скрываются. Дающий директивы верит в их истинность и защищает свою точку зрения. В отличие от них предписания обычно не осознаются; если родителю сказать, что он внушил своему ребенку, чтобы тот не существовал, он возмутится и не поверит, сказав, что и в мыслях этого у него не было.

Кроме перечисленных шести основных директив, этот тип сообщений включает также религиозные, национальные и половые стереотипы.

Кроме двух основных типов родительских указаний - предписаний и директив - выделяют еще так называемые смешанные, или поведенческие, предписания. Это сообщения, касающиеся мыслей и чувств, они могут даваться Родителем или Ребенком родителей. Вот эти сообщения: не думай, не думай это (что-то конкретное), не думай, что ты думаешь - думай, что я думаю (например: "Не противоречь мне"). Давая такие указания, родители надевают ребенку "семейные (родительские) очки".

Аналогичны сообщения и в отношении чувств: не чувствуй, не чувствуй это (конкретное чувство, эмоция), не чувствуй, что ты чувствуешь - чувствуй, что я чувствую (например: "Мне холодно - надень свитер"). Такого рода сообщения даются по принципу механизма проекции - когда на другого (в данном случае на ребенка) переносят собственные чувства и мысли. Результатом таких смешанных предписаний является замена мыслей и чувств ребенка на ожидаемые от него мысли и чувства, когда взрослые не осознают чувства и потребности своего ребенка.

Итак, предписания и директивы даются родителями. У ребенка есть возможность как принять их, так и отвергнуть. Более того, возможны такие случаи, когда предписания вообще не даются реальными родителями. Ребенок фантазирует, выдумывает, неправильно интерпретирует, т. е. сам дает себе предписания (из своего идеального Родителя).

Например, умирает брат ребенка, и ребенок может поверить, что он своей ревностью и завистью к брату магическим путем вызвал его смерть. Он (его Маленький Профессор) находит "подтверждения" и в окружающем мире (недаром эти взрослые говорят об ужасной пневмонии).

Затем, чувствуя вину, ребенок может дать себе предписание не существуй или другое, более мягкое предписание. Или после смерти любимого отца ребенок может дать себе предписание не будь близким в попытке избежать переживания боли: "Я никогда больше не буду любить, и тогда мне никогда впредь не причинят боль".

Есть ограниченное число возможных предписаний, но бесчисленно число решений, которые могут быть приняты ребенком по их поводу.

Во-первых, ребенок может просто им не поверить ("Моя мама больна и не думает на самом деле того, что говорит").

Во-вторых, он может найти кого-то, кто опровергнет предписание и поверить ему ("Мои родители не хотят меня, но воспитательница хочет, чтобы я был").

Наконец, он может принять решение, основываясь на родительском предписании.

Рассмотрим некоторые возможные решения в ответ на предписание Не: "Я не способен принимать решения", "Мне нужен кто-то, чтобы решать за меня", "Мир ужасен... Я принужден совершать ошибки", "Я слабее других людей", "Впредь я не буду пытаться принять решение самостоятельно". Вот пример такого решения.

В школе идет отбор детей для обучения в Америке; мальчик девятиклассник по успеваемости однозначно попадает в группу. Неожиданно заявляет матери: "А я никуда не поеду. Сделаю все, чтобы завалить". И, к удивлению всех в школе, так и происходит. Вследствие сверхопеки и контроля со стороны матери в раннем детстве (впрочем, продолжающихся и сейчас) сын принял решение: "Я ничего не могу, сам я не способен, пусть другой принимает на себя ответственность".

Практически не бывает так, чтобы родительское сообщение-предписание сразу же влекло за собой решение ребенка. Обычно для этого нужно, чтобы неоднократно повторялись однотипные предписания. И в какой-то момент - именно момент - ребенок принимает решение.

Например, отец начинает пить и приходит домой злым, устраивает сцены. Какое-то время маленькая дочка продолжает встречать отца, надеясь на прежнюю ласку. Но после очередной отвратительной сцены с матерью принимает решение: "Никогда впредь я не буду любить мужчин". Клиентка, описавшая Э. Берну этот случай, точно указала число и час, когда она приняла это решение, которому оставалась верна 30 лет.

Что касается директив, то, казалось бы, они как побуждающие указания должны всегда оказывать благоприятное воздействие, противостоять предписаниям. Так казалось и Э. Берну, который называл их контрпредписаниями. Однако здесь тоже есть свои "но". Один их аспект мы уже упоминали - невозможность оценить степень следования им. Другой аспект - их безапелляционность: они оперируют абсолютными категориями, не признающими исключения (всегда, все). Психоаналитик К. Хорни называла это тиранией долженствования: любые, даже самые позитивные директивы являются ловушками, так как условие "всегда" невыполнимо. И жесткое следование директивам - путь к неврозу.

Отсюда следует вывод: подчинение любому, самому позитивному родительскому указанию не может быть признано оправданным. В идеале воспитывающий взрослый должен быть способен отслеживать ситуации, когда ребенок может быть запрограммирован, и корректировать их. Для освобождения от запрограммированности взрослого М. и Р. Гоулдингами разработана специальная терапевтическая система - "терапия нового решения".

Subscribe

  • Финская мудрость

    via

  • Что принимать от депрессии

    — Доктор, что мне принимать от депрессии? — Просто принимайте себя 3 раза в день после еды. — Себя надо подготовить? — Нет,…

  • Причины заболеваний

    В древнем ведическом трактате “Книга бессмертных” говорится: «Не думайте, что болезни, страдания и неудачи, приходят случайно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments